Мир на ладошке

Город и горожане Просмотров: 186

Копия_IMG_0011.JPGВ детстве я как и большинство девочек любила играть в куклы. Иногда компанию составлял двоюродный брат. Мы с удовольствием играли в дочки-матери, примеряя роли из взрослой жизни. Укладывали "детей" спать, кормили, собирали в школу, воспитывали. Это было интересно и в какой-то степени познавательно. Потом мы выросли, куклы стали не актуальны, перешли по наследству к младшим родственникам.
Но иногда случается так, что куклы остаются с человеком на всю жизнь, превращаясь в нечто большее, чем игрушка. Именно о такой истории мы хотим рассказать сегодня.

Героиня нашего интервью коллекционер кукол из Уч-Дере Юлия СОЛНЕЧНАЯ. В ее доме живёт более 300 подобий человека из Франции, Англии, Америки, Китая, Гонконга, России, произведенные в СССР и странах ближнего и дальнего зарубежья. Самая миниатюрная – 2,5 сантиметра, самая высокая – около полуметра. О своих любимицах девушка может рассказывать часами, у них (представьте себе! – прим. авт.) сотни подписчиков в Инстаграм. Юлия уверяет, что у каждой куклы свой характер и история. Но главное – все они появились в жизни девушки неслучайно, превратившись в целый мир, который порой можно поместить на ладошке.

 

– Юлия, как куклы появились в твоей жизни?
– Первая моя осознанная игрушка – германский пупс Саша. Его подарила мне бабушка на трехлетие. В советское время, когда куклы были в основном большими, такая мелочь ценилась на вес золота. Я всегда трепетно относилась к своим куклам, никому не давала с ними играть, ни с кем не менялась. Да и сама не любила чужие игрушки. Боялась сломать или повредить. Я родилась в Казахстане, потом долгое время семья жила в Казани. Жили не богато, но мама старалась баловать меня дорогими игрушками. Помню, в начале 1990-х, когда многие с трудом находили деньги на еду, мама подарила мне оригинальную Санди. Мечту тысяч девчонок. Она отдала за нее четверть зарплаты. Я назвала ее Лаура. Первое время боялась вытаскивать из коробки: играла, потом убирала обратно. Это был не то, что ценный – бесценный подарок! Она сохранилась до сих пор, в оригинальном платье, но, к сожалению, уже без венка.
– А как ты решила собирать коллекцию?
– Коллекционировать кукол я стала в 33 года, занимаюсь этим уже 7 лет. Увидела в Интернете Барби с волосами до пят, купила ее как стимул отрастить волосы. Сегодня в моей коллекции более 300 кукол, самая маленькая – 2,5 сантиметра, самая высокая – 45 сантиметров. В Сочи перевезла не всех, большая часть коллекции осталась в Казани в доме родителей.
– Вспомни самую яркую эмоцию из детства, связанную с куклами?
– Это было под Новый год. С семьей поехали к родным в Башкирию. Они жили бедно, детей много. Я решила подарить своей единственной сестренке Красную Шапочку. Эту куклу производства казанской фабрики мама купила мне накануне. В детстве советские игрушки я считала неинтересными, поэтому расставалась без сожаления. Приехали в гости, я вручила подарок и буквально через полчаса мои двоюродные братья, не помню по какой причине, бросили Красную Шапочку в буржуйку. Сказать, что я расстроилась, ничего не сказать. Это была настоящая трагедия, детская травма. Практически каждый Новый год я вспоминала этот случай и думала, что никогда бы уже так не поступила. И вот спустя 30 лет, за неделю до отъезда в Сочи, в Интернете случайно нашла аналогичную Красную Шапочку, правда, без шапочки. Разумеется, я ее выкупила. Восприняла это как знак свыше и разрешение расстаться с Казанью по-доброму. Кстати, сегодня эти куклы большая редкость, потому что Казанская кукольная фабрика быстро закрылась.
– Как куклы приходят к тебе?
Копия_IMG_0019.JPG– По-разному: каких-то дарят, других нахожу в интернет-магазинах, покупаю с рук на блошиных рынках. В детских магазинах куклы сейчас не приобретаю, плохое качество. Один раз нашла куклу на пляже в Сочи. Видимо, ребенок потерял. Отмыла, заплела косички, почистила платье и подарила дочке соседей.
– Для тебя важно, у кого эта кукла жила раньше?
– Конечно. Я верю в то, что куклы накапливают энергетику, каждая ассоциируется с человеком из моей жизни. Это могут быть друзья, родственники, близкие люди. Мне нравятся куклы с историей. В коллекции также есть пупсы 1960-1970-х годов, есть очень редкие Мартины, есть оригинальные Барби и Санди 1980-1990-х годов, когда за качеством следили. А еще в моей коллекции мало безымянных кукол. В 2016 году, к примеру, в Казани я купила Жоли. Кукла французская. Долго не могла придумать ей имя. В итоге она мне сказала свое имя во сне. Согласитесь, символично. А недавно в моей коллекции стали появляться Бабки Ежки. Есть даже авторская, назвала ее Серафимой. Когда я называю куклу, она становится членом моей семьи. Если кукла безымянная, значит, мы с ней еще не подружились.
– Когда ты даешь кукле имя, ты вкладываешь в нее душу?
– Нет. Для меня кукла – как любимая картина или вещь. Я люблю на них смотреть, играть с ними, особенно с малышами: делать мейк-ап, перепрошивать волосы, обновлять наряды. Обновки часто вяжу или шью сама. У меня есть авторские и дизайнерские экземпляры, есть ритуальные, которые даже в руки никому не даю. Куклы берегут дом, в котором живут, любят ответное внимание, могут обидеться на хозяев, если стоят в пыли или без одежды. Но очеловечивать, на мой взгляд, их нельзя. Для меня кукла никогда не заменит общение с живыми людьми.
– Какая кукла в твоей коллекции точно не появится?
– Злая. Бывают куклы с неулыбающимися лицами, как из фильма ужасов. Несмотря на то, что у меня есть серия пупсов, в моей коллекции никогда не появится пупс-ребенок, умеющий смеяться и плакать. Это, как мертвый младенец.
– Некоторые родители в шоке от современных кукол, например, от коллекций Монстр Хай, в которых есть и скелеты, и гробы, и прочие атрибуты потустороннего мира. А какое твое отношение к ним?
– У меня есть куклы из этой серии. Монстр Хай – дети чудовищ, но они несут в этот мир добро, хотят исправить ошибки родителей. Да они и внешне похожи на отцов и матерей, но посыл в том, что дети не должны отвечать за грехи отцов. А вот большие глаза современных кукол настораживают, вспоминаешь пословицу: "У страха глаза велики"! Хорошо отношусь к куклам в коробочках. У меня есть популярные Лол, есть Братц, есть игрушки фирмы Мател. Если говорить о современных тенденциях кукольного мира, то сегодня популярны коллекционные и фэшн-куклы.Они выпускаются ограниченными тиражами, снабжаются продуманной легендой, аутфитом. Выбор кукол сегодня огромен. Однако качество у большинства посредственное. Сегодня куклы можно сделать даже на 3D принтере, популярны авторские и дизайнерские. В моей коллекции, к примеру, есть Шапокляк из папье-маше. Эта кукла на руку, созданная Ириной Куприяновой. Ирина специализируется на сказочных персонажах с максимальной передачей образа и использованием для костюмов советских материалов: бархата, кружев, хлопка, ситца.
– Если тебе показать куклу, ты определишь, в какой период она была выпущена?
– У каждой фабрики свой почерк. А по материалам можно судить и о годе выпуска. К примеру, раньше делали кукол из папье-маше, целлулоида, резины, пластика. Были мягко-набивные и деревянные игрушки. Самые красивые, на мой взгляд, куклы создаются на кировской фабрике "Весна". У этой фабрики богатая история, традиции. Она была открыта еще в 1942 году. Во время войны в Киров эвакуировали тысячи детей. И 26 июня 1942 года на заседании Культмузпромсоюза было принято решение о создании артели "Игрушка". Производство игрушек для обездоленных ребятишек было не менее важной задачей чем производство пушек и снарядов. Люблю белорусские куклы, их до сих пор расписывают вручную. У меня есть семь белорусских кукол, покупала с 2016 по 2018 год. Некоторые уже не выпускаются. Есть коллекционные дизайнерские лягушки. Они розового цвета.

– Юлия, какая кукла для тебя самая дорогая? И есть ли у тебя розовая мечта, связанная с кукольным миром?
– Куклы – это моя жизнь. Они все для меня дороги. В эмоциональном плане, наверное, первый Мартин, которого мне подарили в детстве. В денежном эквиваленте – дизайнерская фэшн-кукла Ванесса. Я отдала за нее 15 тысяч рублей. Если говорить о мечте… Мне бы хотелось приобрести в коллекцию куклу царских времен, эпохи Романовых. Но это действительно мечта. Найти оригинальную куклу той поры очень трудно и, конечно, не всем по карману. А еще мечтаю открыть в Сочи частный музей кукол. В этом городе практически не проходят выставки и фестивали кукол. Как, например, в Екатеринбурге, Москве, Питере. Нет и места, где могли бы собраться коллекционеры, чтобы просто пообщаться. Людей, которые коллекционируют кукол, с каждым годом становится больше. Каждому взрослому хоть на секундочку хочется вновь побыть ребенком. Вернуться в детство, где было все просто и понятно. И куклы могут подарить эти эмоции.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:

Фэшн кукла (eng. fashiondoll – модная кукла) – кукла, созданная для отражения модных тенденций данного периода. Впервые подобные куклы, выполненные из бисквита, появились в первой половине XIX века во Франции и предназначались не только в качестве игрушки для детей из богатых семей, но и как вспомогательный рекламный материал для портных, шьющих дорогие туалеты: ими создавались уменьшенные копии платьев, которые могли быть отосланы удаленно-расположенным клиентам для дальнейшего заказа.
Размер кукол колебался от 10,5 дюйма (27 см) до 36 дюймов (90 см), что существенно отличалось от классических стандартов, установленных впоследствии куклой Барби компании Маttel.
Стоит отметить, что подобная ниша породила волну мастеров, работающих над уникальными костюмами таких игрушек, чаще всего в единичном экземпляре: в Париже на PassageChoiseul вырос целый район обитания художников, создающих для них одежду и аксессуары.
Беседовала Елена Ермакова.
Фото автора и из архива Юлии Солнечной.

 

Печать