ПРИЗВАНИЕ – ПОИСКОВИК

Город и горожане Просмотров: 315

За десять лет житель поселка Якорная Щель Арут Варваштян, посвятивший себя изучению истории героической обороны Черноморского побережья Кавказа в годы Великой Отечественной войны, вернул из небытия имена тысяч советских солдат и офицеров.
И продолжает активно работать. В числе первых поддержав идею Сочинского отделения Российского военно-исторического общества о присвоении курорту почетного звания "Город воинской славы", он твердо убежден: последняя страница в летописи Великой Победы ещё не написана.

 

– Все началось в 2009-м, в преддверии 65-летия Победы, с поручения отца завершить, наконец-то, многолетние поиски его родного брата, – вспоминает Арут. – Мой дядя Арут Арутюнович Варваштян – меня назвали в честь него – попал в плен, считался пропавшим без вести, но ни обстоятельств его гибели, ни места захоронения – ничего о нём не знали. Искали долго, запросы в десятки архивов ни к чему не привели. Тогда у меня и опыта в этом деле никакого не было. Потом кто-то подсказал: вполне возможно, при отправке на фронт в военных учетных документах фамилию дяди могли исказить – в те годы это было достаточно распространенным явлением. Вновь начал копаться в архивах – и нашел! Под фамилией Варвазентян, представляете?! Затем я написал письмо на русском языке в архив города Дрездена, попросил найти и прислать мне документы на военнопленного. Надежды, конечно, было мало, думал, немцы проигнорируют этот запрос – мало ли таких! Но через два месяца получил ответ из Германии, тоже на русском, а также копию "Персональной карты военнопленного" – фамилия, имя, отчество, национальность, дата рождения, где попал в плен, когда умер, место захоронения, даже фотография! Это был самый счастливый день для всей нашей семьи, а я гордо сказал отцу, что с честью выполнил его поручение!
Из сведений, сохранившихся в Дрезденском архиве, стало известно, что уроженец села Якорная Щель Шапсугского (ныне – Лазаревского и Туапсинского) национального района Варваштян Арут Арутюнович, 1921 года рождения, попал в плен в окрестностях города Ельня Смоленской области в ноябре 1941-го года. Похоронен на кладбище для военнопленных в белорусском городе Гродно.
– Когда я показал отцу письмо о из Германии, он заплакал, – рассказал Арут. – Теперь у меня была новая задача – найти место захоронения дяди и побывать там. Я обратился в Министерство обороны Республики Беларусь, в комиссариат Гродненской области. Через день пришло подтверждение данных сведений. С этого успеха, по большому счету, и началась моя активная поисковая работа – начал искать других родных и близких, потом родственников моих друзей и знакомых, затем ко мне стали обращаться за помощью совершенно чужие люди. Постепенно это стало делом всей моей жизни.
Теперь Арут Варваштян – опытный в столь непростой области специалист. Посвятив себя поиску в военных архивах сведений о погибших и пропавших без вести советских бойцах, сражавшихся с фашизмом, он считает каждую новую удачу не просто победой, а настоящим маленьким чудом.
Три года назад сочинский поисковик-энтузиаст вышел на международный уровень. Побывав, как и обещал отцу, в Гродно – произошло это в октябре 2017 года, Арут посетил место гибели дяди. Там установлен обелиск тысячам советских людей, безжалостно замученных в гитлеровских застенках. Он также передал в музей боевой славы республики документы почти на 5 тысяч (!) уроженцев Белоруссии, в том числе погибших при обороне Черноморского побережья Кавказа или умерших от ран в сочинских госпиталях. Еще более 3 тысяч документов на погибших сочинцев переданы им в разные годы в районные краеведческие музеи родного города, школьные комнаты боевой и воинской славы, родственникам фронтовиков.
Есть в его поисковой биографии совершенно удивительные и памятные случаи.
…В октябре 2016 года жительница села Беранда Лазаревского района Султон Хачиковна Варваштян-Нагабедян отметила вековой юбилей. С утра к бабушке Султон, жившей у дочери в поселке Лазаревское, большими шумными компаниями шли десятки людей – родственники, друзья, соседи. Поздравить юбиляршу, перешагнувшую столетний рубеж жизни, приехали представители администрации Верхнелооского сельского округа, районного Совета ветеранов, работники соцзащиты и культуры, депутаты Городского собрания, активисты местного отделения "Союза армян России". На праздничном столе – цветы, шампанское, фрукты, приготовленный по спецзаказу к большой дате красочный торт. Старшая хозяйка лично радушно встречала каждого, пригубила и бокал сладкой "шипучки" – за здоровье, долголетие и, конечно, за мир во всем мире.
– Султон Хачиковна – человек совершенно уникальный, – отметил Арут Варваштян. – Она не только свидетель многих исторических событий, происходивших в нашей стране, но и их непосредственный участник. Она, простая сельская женщина, яркий пример стойкости и верности, который должен стать образцом подражания для нашей молодежи.
Выйдя замуж буквально накануне Великой Отечественной войны, Султон не успела порадоваться обычной семейной жизни: через четыре месяца супру Карапет добровольцем ушел на фронт. Покидал родной дом с тяжелым сердцем, оставляя жену, ждавшую первенца, родных и близких, но верил: обязательно вернется с победой.
В начале 1943 года Султон Хачиковна получила последнее письмо от Карапета. "Береги доченьку! Умоляю, сохрани её – это самое дорогое, что у нас есть…", – слова мужа, отважно сражавшегося с врагом, как наказ, она пронесла через всю жизнь. Потом пришла похоронка. Вновь и вновь перечитывая страшный документ, она не верила ни одной строчке: Карапет погиб, место его гибели неизвестно, значит, жив!
Более семидесяти лет Султон Нагабедян ждала своего супруга. Работала, воспитывала дочь – сегодня у нее уже пять внуков, восемь правнуков! – и не теряла надежду. Письмо с фронта, то самое, полученное еще в 43-м, стало бесценной семейной реликвией в доме.
– Однажды, работая в электронных архивах, я неожиданно обнаружил первое упоминание об уроженце Шапсугского района Карапете Артыновиче Нагабедяне, затем – второе, третье, – рассказал Арут Варваштян. – Информации, к сожалению, не так много, но и это, несомненно, большая удача: я радовался так, словно своего родного человека нашел!
В канун 8 марта 2016 года Арут Варваштян принес в дом Султон Хачиковны самый дорогой подарок – архивные документы о красноармейце Нагабедяне. Прижав красную папку к груди, Султон не могла сдержать нахлынувших слез: "Он наконец-то вернулся! Теперь он снова с нами!".
Благодаря архивным материалам, собранным известным сочинским поисковиком, спустя семьдесят два года после гибели Карапета, семья Нагабедян узнала о том, как он героически воевал при каких обстоятельствах погиб: за мужество и отвагу, проявленные в одном из боев, Карапет был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды…
В этот памятный день впервые за многие десятилетия бабушка Султон почувствовала себя по-настоящему счастливой. Незадолго до смерти – она ушла из жизни в ноябре 2019-го в возрасте 103 лет – ей торжественно был вручен орден Красной Звезды. И вполне заслуженно. Представители героического военного поколения, спасшие Отечество от врага, безусловно, достойны много большего, убежден поисковик Варваштян, но самое главное – вечной памяти и безграничной благодарности за подвиг.
Буквально недавно Аруту вновь повезло – он нашел документы на родного дядю Султон Нагабедян. Месроп Хачикович Варельджан более семидесяти пяти лет считался пропавшим без вести, сколько слез о нем было выплакано родными!
– Это ещё одно важное и памятное событие в моей жизни, – признается Арут Григорьевич. За активную поисковую работу он отмечен медалью "Боевое братство Краснодарского края", почетным знаком "За безупречную службу городу Сочи", знаком почета "За трудовые успехи на благо города Сочи", двумя благодарственными письмами администрации Лазаревского района, а также двумя благодарственными письмами от Министерства обороны Республики Беларусь. – Я передал найденные архивные материалы о Месропе Варельджане его дочери, двоюродной сестре Султон – жительнице села Детляжка Лазаревского района Оскек Месроповне Матиковой-Варельджан. Ей 96 лет, она тоже фронтовичка, орденоносец, человек заслуженный, уважаемый в народе. Это был тот самый случай, когда радость и счастье – со слезами на глазах…
Анзор НИБО.
Фото из архива Арута Варваштяна.

Печать