Главная
Вход для пользователей

Просмотр архива
« Ноябрь 2017  
По Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 9 10 12
13 14 15 16 17 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Александра Тесля: "ВИОЛОНЧЕЛЬ СДЕЛАЛА МЕНЯ МАСТЕРОМ"

Александра Тесля: "ВИОЛОНЧЕЛЬ СДЕЛАЛА МЕНЯ МАСТЕРОМ"
Суббота, 21 Октябрь, 2017 - 15:01

В конце сентября артистка Сочинского муниципального симфонического оркестра Александра Тесля отметила свой юбилей. Более 60 лет ее жизни посвящено музыке, более 30 – Сочинскому оркестру. Природное музыкальное дарование и образное восприятие действительности еще в детстве позволили ей определиться с выбором будущей профессии. Практически весь профессиональный путь виолончелистки прошел в родном Сочи. В канун юбилея Александры Васильевны мы беседуем с ней о высшем предназначении человека, его судьбе и профессиональном пути.

– Александра Васильевна, когда музыка стала частью жизни и будущей профессии?
– Мне было лет семь, когда я впервые увидела удивительный инструмент, на котором играла, как мне тогда показалось, очень красивая женщина, и это произвело сильное впечатление. В кинотеатре "Сочи", позднее "Стерео", был маленький оркестр, который в фойе второго этажа давал небольшие концерты между сеансами. Тогда я скорее почувствовала, чем поняла, что моя жизнь должна быть связана с виолончелью. А игравшая на ней Аза Акимовна Тугаева, как позднее выяснилось, была не только талантливым музыкантом, но и не менее талантливым педагогом. Именно она вскоре стала моим первым учителем.
Поначалу меня даже не брали в музыкальную школу: роста я была небольшого, и соответствующего инструмента просто не было. Когда небольшая виолончель все-таки нашлась, я была принята в школу, и основными учителями для меня стали Аза Акимовна Тугаева и Роман Эхилович Сапожников. После школы я продолжила обучение в Костромском музыкальном училище, затем – в Астраханской консерватории.
– Почему выбор пал именно на Кострому?
– Помог случай, видимо, судьбоносный. В Костромское музыкальное училище меня пригласил заведующий отделением этого училища. Так случилось, что его брат-виолончелист продавал в Сочи свой инструмент. Когда я сыграла на виолончели, чтобы оценить ее звучание, то сразу почувствовала родство наших душ, почувствовала, что ей тяжело, ее надо лечить. Инструмент был в страшном состоянии: черный-пречерный, клееный-переклеенный. С ним музыканты во время войны ездили на фронт, где выступали перед бойцами – естественно, что он сильно пострадал. Стала уговаривать своих родных купить мне этот инструмент, но 250 рублей были немыслимыми деньгами для моей семьи, ведь тогда в месяц получали по 60-70 рублей. Родственникам даже коллеги по работе помогали, но все равно удалось собрать только 180 рублей. Но оба брата, услышав, как я играю на виолончели экспромт Арутюняна, прониклись и согласились продать за меньшую сумму, заодно пригласив меня поступать именно в Костромское училище. Это было старейшее училище, но класс виолончели в тот год открывался впервые. К тому же Кострома находится в 360 километрах от Москвы, и я часто посещала столицу, приобщаясь к большому искусству и культуре.
– А та виолончель так и идет с вами по жизни?
– Да, на этой виолончели я играю до сих пор. На сегодняшний день ей около 250 лет. Считаю, что именно этот инструмент сделал из меня мастера. Я уверена, виолончель – очеловеченный инструмент. Все звуки, которые она издает, имеют те же частоты, что человеческий голос. Когда заболеешь, садишься за виолончель, – и снова в форме. Так что, надеюсь, я еще долго буду играть в нашем оркестре!
– Как складывалась карьера после обучения?
– После окончания училища я была приглашена в Туркмению, в Ашхабадский театр оперы и балеты. Там я работала в оркестре народных инструментов. Да-да, туркменских инструментов. Моя виолончель, к слову, называлась "басгиджак". Помимо этого преподавала в местной музыкальной школе. В Ашхабадском театре я выросла профессионально и с теплотой воспоминаю об этом периоде моей жизни: тогда мне удалось объездить с гастролями в составе оркестра почти всю Среднюю Азию. Не только музыкальные впечатления остались в моей памяти: пустыня весной – это потрясающее зрелище!
– Тем не менее, вы решили вернуться на родину?
– В Сочи я вернулась в 1972 году: родители были уже в преклонном возрасте, и я обязана была их поддержать. Не могу сказать, что в профессиональном смысле это было мне выгодно, в Сочи в то время не было ни филармонии, ни серьезных оркестров или ансамблей. Сначала я работала в Дагомысской музыкальной школе, затем – в музыкальной школе имени Шмелева. Позднее я вернулась к работе музыканта, играла в эстрадно-симфоническом оркестре под управлением Валентина Татаренко, в камерном оркестре Ивана Иванова, а после – в симфоническом.
– Что для вас музыка?
– Музыка – это жизнь. Музыка – это состояние души.
– Каковы планы, мечты, ожидания?
– Надеюсь, что Наталья Гутман, которую я считаю лучшей виолончелисткой в мире и с которой много лет поддерживаю дружеские отношения, вновь приедет играть с нашим оркестром. Самое любимое сейчас, когда с оркестром играет сочинский пианист Денис Громов.
Продолжаю реставрировать музыкальные инструменты, это стало еще одной моей профессией благодаря известному в городе мастеру Владимиру Ильичу Смирнову, который приобщил меня к своему делу. Думаю, это тоже было предопределено судьбой, ведь у меня "столярная" фамилия. Мастера, изготавливающие на Руси лодки, в свое время изобрели двуручный рубанок, струг, которому дали название "тесла". Позднее это название стало прозвищем этих мастеров, а затем и фамилией. Думаю, обладая такой фамилией, я не могла не заняться реставрацией инструментов. А в целом, мой жизненный принцип: "Самое яркое – еще впереди!", и я уверена, что будущее предоставит мне возможность в этом убедиться.
Лариса ОСТРЕНКО.


[ Войдите или зарегестрируйтесь для доступа к комментариям ]

Случайное фото
Осенняя Ривьера

Погода
GISMETEO.RU: погода в г. Сочи


Перепечатка материалов без ссылки на первоиcточник запрещена.